МЕЖИГІР'Я У 1888 РОЦІ

МЕЖИГІР'Я У 1888 РОЦІ



овано: Межигір'я в 1888 р. (публікація тексту) // Охорона культурної спадщини Київської області. Проблеми, матеріали, дослідження. Збірка наукових праць. – К.: Академперіодика, 2006. – C. 188 – 192.

 

МЕЖИГІР'Я  У  1888  РОЦІ

 

Після секуляризаційної реформи 1786 р. у приміщеннях Межигірського монастиря[1] Сенат планував розмістити богадільню для відставних офіцерів російської армії. Проект був нереалізований. Довгий час в Межигір'ї функціонувала порцелянова фабрика. В останій чверті ХІХ ст. Київський митрополит Платон запропонував влаштувати у будівлях колишнього монастиря і фабрики божевільню для чоловіків. Для огляду приміщень була направлена спеціальна комісія зі складу працівників Кирилівської лікарні. Результатом їхнього відрядження став докладний звіт. Цей документ цікавий своєю інформаційною насиченістю. Він містить природно-кліматичний опис урочища "Межигір'я", огляд монастирських і фабричних будівель, висновки щодо можливостей реалізації задуманого проекту. Зважаючи на те, що у середині 30-х років ХХ ст. описувана місцевість була перепланована, а споруди і храми зруйновані, інформація, вміщена у звіті є неоціненною для дослідників історії Межигір'я.

 

Записка Неприменного члена Киевского Приказа Общественного Призрения Мицевского, Старшего Врача Киево-Кирилловских богоугодных заведений Равы и ординатора тех же заведений Леплинского, о последствиях произведенного 10 июня 1888 года осмотра местности и зданий Межигорского монастыря. 

 

          Его Высокопресвященство, Высокопресвященнейший Платон, Митрополит Киевский, предположив устроить в зданиях Межигорского монастыря приют для хронических душевнобольных мужчин, лично поручил нам вышепоименованным осмотреть местность и здания Межигорского монастыря, в цели выбора помещения для преположенного Его Высокопресвященством приюта.

Осмотр произведен нами 10 июня 1888 года, при чем найдено следующее:

          Урочище “Межигорье” расположено на правом берегу р.Днепра, приблизительно в 25 верстах выше Киева, покрыто лиственным лесом и имеет восхитительный вид на Днепр и широко раскинувшееся Заднепровье. Местность, занятая монастырскими постройками и огородом, возвышаясь над уровнем Днепра сажень на десять, лежит длинною полосою между двух высоких и крутых гор, упирающихся боковыми фасами в правый берег Днепра, идущих с востока на запад приблизительно версты на полторы и за тем теряющихся в общем подьеме смежной, с запада пологой, слегка лишь наклоненной по направлению к Днепру площади. Таким образом, местность Межигорского монастыря представляет собою балку, лежащую в поперечном направлении к Днепру, открытую для западного ветра – вообще сырого, и восточного, при иных условиях сухого, но здесь сырого и холодного, как идущего со стороны Днепра и расположенной за ним обширной низменности, покрытой озерами и болотами; от северного и южного ветра балка совершенно закрыта боковыми продольными горами. Почва здесь глинистая, с легким на поверхности слоем полупесчаного серозема, который, очевидно, образовался и поддерживается гниющими остатками растительности и наслоениями иловых осадков дождевых вод, спадающих с боковых гор и с западной смежной площади, представляющей собою обширный бассейн Межигорской балки. Площадь балки изобилует ключами, дающими воду, судя по вкусу и цвету, мелового происхождения.

          Все это вместе указывает, что здесь верхний слой земли, т. е. почва, состоит из желтой, а нижний или подпочва из белой или иной породы глины, имеющей, как известно, весьма слабую водовсасывающую способность, а всасывающие белые пески лежат здесь очень глубоко, так что те из поверхностных подпочвенных вод, которые не имеют стока к Днепру, должны здесь застаиваться, и потому содержащиеся в них в изобилии растительные органические вещества подвергаются гниению: на поверхности Межигорской балки имеются живые тому доказательства в виде озера, лежащего в нескольких саженях от Днепра, на очень высоком берегу его и в виде нескольких гнилых луж по ложбине балки.

          Таким образом, местность Межигорского монастыря, вполне удовлетворяя картинностию видов эстетическому чувству, не имеет естественных хороших гигиенических условий для жизни человека. Самый главный её недостаток это – сырость, зависящая от почвенных и климатических условий: при осмотре в июне, при хорошей сухой погоде, мы нашли стены в нижних этажах зданий настолько сырыми и мокрыми, что жильцы так называемого жилого корпуса вынуждены летом топить, для просушки стен, огревательные печи в нижнем этаже этого корпуса.

 

 

 

          Расположение монастырских зданий приблизительно следующее:

  1. Машинный двухэтажный корпус;
  2. Кузница одноэтажная;
  3. Церковь;
  4. Деловой корпус одноэтажный с мезонином;
  5. Церковь;
  6. Горновой корпус двухэтажный;
  7. Жилой одноэтажный домик;
  8. Жилой двухэтажный корпус;
  9. Бывшая контора Фаянсовой фабрики здание одноэтажное;

10. Дом для помещения прислуги двухэтажный;

11. Платформа для причала пароходов;

12. Беседка над ключем;

13. Беседка над ключем “звонки”.

 

На первый вигляд, самым подходящим зданием для приюта психически больных, по удаленности от монастырского двора, может представляться дом № 10. Дом этот смешанной постройки: нижний этаж – каменный, по видимому, старый, а верхний – деревянный – новый, ещё недостроенный. В обоих этажах – 12 комнат; в каждой комнате кухонная печь. Во всем здании, за устранением кухонных печей, можно бы поместить около 40 человек больных. Но так как дом этот построен у самой подошвы крутой, высокой горы, с другой же стороны его очень близко лежит ложбина балки, представляющая собою ручей, по которому попадающие в балку воды стекают в Днепр, то для образования при нем свободной площади, необходимой особенно при общежительном помещении, и для осушки северной части дома, пришлось бы разрыть и укрепить значительную часть глиняной горы. Кроме того, не говоря о достройке верхнего этажа, ремонт нижнего и приспособлении всего здания для целей приюта, пришлось бы устроить под домом центральное (колориферное) отопление для устранения сырости в нижнем этаже и для изоляции больных от огня, построить особое помещение для прислуги, кухню, холодные хозяйственные службы и т.д. Все это потребовало бы очень значительных денежных затрат, вовсе не соразмерных с тою пользою, какую могло бы дать устройство в этом здании приюта. Поэтому, устройство здесь приюта не представляется целесообразным, тем более, что и после огромных денежных затрат, приют здесь не был бы удовлетворителен, так как сырости в атмосфере, окружающей этот центральный пункт балки, равно как и постоянной тяги сырого и холодного, со стороны Днепра, сквозного ветра устранить невозможно, равно как невозможно было бы дать ему более или менее широкий открытый вокруг вид, который, составляя весьма существенное условие всякого общежития, скучного своим организованным однообразием, представляется тем более необходимым для душевнобольных, угрюмо настроенных по роду своей болезни и потому нуждающихся в приветливой, развлекающей обстановке.

Корпуса №№ 8, 6 и 4 не могут быть обращены под приют, потому что первый из них служит помещением для монастырской братьи, второй приспособляется для надобностей монастыря, и последний по своему центральному положению в монастырской усадьбе, по отсутствию площади для отдельного приютского двора, и наконец корпус этот – одноэтажный, с небольшим мезонином, пропитанный сыростью, которую едва ли бы удалось уничтожить.

Единственное пригодное для приюта психически больных здание из группы монастырских построек в Межигорье это Корпус № 1, так называемый “Машинный”. Здание это каменное, двухэтажное, расположено не в глухом месте, а при самой монастырской усадьбе, в юго-восточном, удаленном от движения монастырскаго населения, углу, так что устроенный здесь приют ни сколько бы не мог мешать обыкновенному течению монастырской жизни, или производить на жильцов и посетителей монастыря известное, по меньшей мере излишнее впечатление проявлений безумия. Наконец, близость церкви составляет весьма важное условие приюта душевнобольных, из которых многие отличаются глубокою религиозностию и охотно посещают церковь, отдаваясь в ней молитве. Равным образом, и по размерам своим, Корпус № 1 вполне удовлетворяет условиям желательного более или менее обширного приюта: он имеет, по наружному обмеру, в длину 81, в ширину 27 и в высоту 12 аршин, за вычетом объема наружных стен – в длину 3 и в ширину 3 аршина, а также объёма подлежащих устройству внутренних простенков – примерно поперечных 8, по ½ аршина, 4 аршина на счет длины и продольных 4 аршина на счет длины и продольных 2-х (внутренние корридоры) по ½ аршина – 1аршин на счет ширины, и наконец объема потолка между нижним и верхним этажем, в 1¼ аршина на счет высоты, остается в длину 74, в ширину 23 и в высоту 10¾ аршина. Следовательно, в Корпусе № 1 можно иметь (74 х 23х 10¾ : 27) внутреннего пространства около 670 кубических сажень, а за вычетом 2 коридоров длиною в 74 и шириною в 6 аршин (высота 10¾ аршин) остаётся внутреннего пространства для комнат около 500 кубических сажень. Таким образом, по кубическому содержанию воздуха, в корпусе № 1 можно поместить около (500 : 3) 166 человек. При этом условии Корпусом № 1 можно роспорядится двояким способом: или поместить в нём около 150 человек больных, и устроить отдельно службы, или же ограничится комплектом больных примерно в 100 человек и устроить в самом корпусе, кроме клозетов, два цейхауза: один для вещей приюта, а другой для вещей больным принадлежащих, и кладовую для продовольственных припасов, так что осталось бы устроить вне здания только кухню, сарай для склада дров и сарай обозно-конюшенный, если бы последний потребовался. Кухню можно устроить в ближайшем каменном здании Кузницы № 2, а склад для дров – в имеющейся на лицо деревянной пристройте при корпусе – литера А. Конюшня же с обозом, во всяком случае, должна находится вне подворья приюта.

По видимому приспособление Корпуса № 1 для приюта потребовало бы сравнительно небольших затрат. Главнейшие виды приспособительных работ были бы следующие:

а) удаление из здания находящихся там фабричних машин и других принадлежностей;

б) устройство в готовом подвале центрального отопления;

в) настилка полов в нижнем и перестилка в верхнем этаже с покраскою;

г) устройство четырех (по 2 в каждом этаже) продольных простенков длиною около 74 и высотою около 5 ¼ аршин для образования корридоров, и, сколько понадибится (приблизительно по 16,  длиною около 8½ и высотою 5¼ аршин) поперечних простенков для образования камер;

д) закрытие наружной двери в стене обращенной к церкви, и устройство наружной же двери в противоположной продольной стене, обращенной к озеру;

е) устройство забора вокруг двора, как показано на чертеже пунктиром, что в значительной степени облегчается тем, что имеется часть каменного забора на протяжении около 24 сажень вдоль церкви, так что осталось бы сделать забора около 72 пог. сажень. Обнесенный забором проэктированный двор будет иметь свободной площади (для прогулки больным) около 450 квадратных сажень.

          В гигиеническом отношении Корпус № 1 находится в лутших сравнительно условиях, чем остальные монастырские постройки: местность, им занимаемая, представляет некоторую возвышенность относительно общей дворовой площади, так что дождевые воды стекают отчасти на общий двор, а отчасти в озеро. Хотя корпус этот не доступен для южного ветра, но вместе с тем, он отчасти защищен от ветра западного изгибом южной горы и восточного, со стороны Днепра, находящимся между этим зданием и Днепром довольно густым лесом. За тем колориферное отопление должно уничтожить грунтовую сырость в нижнем этаже здания.

          Вид из Корпуса № 1 на церковь, монастырский двор и озеро – площадь довольно значительная. Словом, приют в этом здании, если оно будет надлежащим образом приспособлено, может расчитывать на относительно хорошие условия жизни.

          В заключении остается сказать, что задуманное Его Высокопресвященством устройство приюта для хронических душевнобольных, не на коммерческих началах, в виде частных лечебниц, а на началах общественного призрения, крайне желательно в интересах населения и самих больных: в нем найдут себе призрение те несчастные, которые, – оставаясь, в следствие непоместительности Кирилловского дома умалешенных, вне специального заведения, без надлежащего призрения, обременяют собою родные семейства и общества.

1888 года 14 июля г. Киев.

Неприменный член приказа [підпис]

Старший Врач Киево – Кирилловских Б[огоугодных]. З[аведений]. А.Рава Ординатор при отделении душевно-больных Кирилловской больницы К. Лейлинский с особым мнением, которое при сем прилагаются.[2]

 

ІР НБУВ НАНУ. Ф.174. – Спр. 1357-1358. – Арк. 1 – 6.

 

Підготував Кузьмук О.С.



[1] Історію Межигірського монастиря висвітлено у таких працях: Андриевский А.А. По поводу возстановления Киево-Межигорского монастыря, несколько сведений к его истории // Киевская старина. – 1885. – № 9. – С. 178 – 183; Бреяк О. Будівлі Києво-Межигірського монастиря // Нові дослідження пам’яток козацької доби в Україні. – К., 1999. – Вип. 8. – С.123—129; Її ж. Дослідники Межигір’я // Нові дослідження пам’яток козацької доби в Україні. – К., 2000. – Вип. 9. – С.122—127; Її ж. Дерев’яні будівлі Межигірського монастиря першої половини XVII cт. // Українська культова архітектура у світовому контексті. Матеріали міжнародної наукової конференції. – К., 2001. – С. 202 – 207; Герасименко Н.О. До історії Межигір’я // Український історичний журнал. –  1990. –  №12. – С. 90—99; Її ж. Межигір’я: сторінки історії // Київська старовина. – 1996. – № 4/5. – С.35—48; Її ж. Про стан вивчення історії Межигір’я // Історіографічні дослідження в Україні. – К., 2002. – Вип. 11. – С.258—269; Доля української святині. З історії Межигір’я. – К., 2005; Закревский М. Описание Киева. –  М., 1868. – Т.2. – С.455—498; Историческое сведение о бывшем ставропигиальном Киево-Межигорском монастыре. – К., 1830; Кузьмук О.С. Поменник Межигірського монастиря: спроба системного аналізу // Просемінарій: Медієвістика. Історія Церкви, науки і культури / Ред. Василій Ульяновський – К., 2000. – Вип. 4. – С.80—100; Його ж. Ставропігія Києво-Межигірського монастиря: спроба компаративного аналізу // Просемінарій: Медієвістика. Історія Церкви науки і культури культури / Ред. Василій Ульяновський – К., 2003. – Вип. 5. – С. 165—191; Його ж. Межигірський монастир і Запорозька Січ // Київська старовина. – 2003. – № 3. – С. 21 – 44; Крыжановский Е. М. Киево-Межигорский монастырь // Киевские епархиальные ведомости. – 1863. – № 23. – С.702—715; № 24. – С. 740—750; Максимович М. Сказание о Межигорском монастыре // Собрание сочинений М.Максимовича. –  К., 1877. – Т.2. – С.253—285; Орловский Петр, протоиерей. Киево-Межигорский Ставропигиальный монастырь в 1774 г., во время учреждения архимандрии в Запорожской Сечи // Киевские епархиальные ведомости. – 1895. – № 18. – С. 840 – 855; Петров Н. О двух древних помянниках упраздненного Киево-Межигорского монастыря // Киевские епархиальные ведомости. – 1884. – № 6. – С.261—270; № 7. – С.303—312; Стрижевский Н. Киево-Межигорский Спасо-Преображенский женский общежительный монастырь (его прошлое и настоящее). – К., 1899.

 

[2] Зауваження К.Лейлинського стосувалися Кирилівської лікарні для божевільних.



Создан 03 янв 2012



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником